Последняя шифровка Рихарда Зорге

Последняя шифровка Рихарда Зорге

Часть 1. Японский план нападения на СССР «Кантокуэн» — «видит око, да зуб неймет».

Вероломный удар в спину терпящему поражение от гитлеровской Германии Советскому Союзу был намечен японским генштабом на 29 августа 1941 года. Но для принятия окончательного решения о начале военных действий против СССР японское руководство пыталось выяснить у германского правительства сроки завершения войны.

Посол Японии в Берлине Хироси Осима свидетельствовал после войны: «В июле — начале августа стало известно, что темпы наступления германской армии замедлились.

Москва и Ленинград не были захвачены в намеченные сроки. В связи с этим я встретился с Риббентропом, чтобы получить разъяснения. Он пригласил на встречу генерал-фельдмаршала Кейтеля, который заявил, что замедление темпов наступления германской армии объясняется большой протяженностью коммуникаций, в результате чего отстают тыловые части. Поэтому наступление задерживается на три недели».

Подобное разъяснение лишь усилило сомнения японского руководства в способности Германии завершить войну в короткий срок. О трудностях свидетельствовали и участившиеся требования германских руководителей как можно скорее открыть «второй фронт» на востоке. Они все более откровенно давали понять Токио, что Японии не удастся воспользоваться плодами победы, если для этого ничего не будет сделано.

Однако японское правительство продолжало заявлять о «необходимости длительной подготовки». В действительности же в Токио боялись преждевременного выступления против СССР. 29 июля в «Секретном дневнике войны» было записано: «На советско-германском фронте по-прежнему без изменений. Наступит ли в этом году момент вооруженного разрешения северной проблемы? Не совершил ли Гитлер серьезную ошибку? Последующие 10 дней войны должны определить историю». Имелось в виду время, оставшееся до принятия Японией решения о нападении на Советский Союз.

Из-за того, что «молниеносная война» Германии не состоялась, японское правительство стало с большим вниманием относиться к оценке внутриполитического положения СССР. Еще до начала войны некоторые японские специалисты по Советскому Союзу высказывали сомнения по поводу быстрой капитуляции СССР. Так, например, один из сотрудников японского посольства в Москве, Ёситани, в сентябре 1940 г. предупреждал: «Полным абсурдом является мнение, будто Россия развалится изнутри, когда начнется война». 22 июля 1941 г. японские генералы вынуждены были признать в «Секретном дневнике войны»: «С начала войны прошел ровно месяц. Хотя операции германской армии продолжаются, сталинский режим вопреки ожиданиям оказался прочным».

К началу августа 5-м отделом разведуправления генштаба армии (разведка против СССР) был подготовлен и представлен руководству военного министерства документ под названием «Оценка нынешней обстановки в Советском Союзе». Хотя составители документа продолжали верить в конечную победу Германии, они не могли не считаться с реальной действительностью. В основном выводе доклада указывалось: «Даже если Красная армия в этом году оставит Москву, она не капитулирует. Намерение Германии быстро завершить решающее сражение не осуществится. Дальнейшее развитие войны не будет выгодным для германской стороны». Комментируя этот вывод, японские исследователи указывают: «В начале августа 5-й отдел разведуправления пришел к выводу, что в течение 1941 г. германская армия не сможет покорить Советский Союз, да и на будущий год перспективы для Германии не самые лучшие. Все говорило о том, что война затягивается». Хотя этот доклад не был определяющим в решении вопроса о начале войны, тем не менее он заставил японское руководство более трезво оценивать перспективы германо-советской войны и участия в ней Японии. «Мы должны осознать сложность оценки обстановки», — гласила одна из записей «Секретного дневника войны».

Армия в это время продолжала активную подготовку к осуществлению плана нападения и ведения войны против СССР «Кантокуэн» («Особые маневры Квантунской армии»). Генеральный штаб и военное министерство выступили против включенного в документ японского МИД от 4 августа 1941 г. положения о том, что германо-советская война затягивается. Начальник генерального штаба Хадзимэ Сугияма и военный министр Хидэки Тодзио заявили: «Существует большая вероятность того, что война закончится быстрой победой Германии. Советам будет чрезвычайно трудно продолжать войну. Утверждение о том, что германо-советская война затягивается, является поспешным заключением». Японские военные не желали упускать «золотую возможность» обрушиться совместно с Германией на Советский Союз и сокрушить его. Особое нетерпение проявляло руководство Квантунской армии. Её командующий Ёсидзиро Умэдзу передавал в центр: «Благоприятный момент обязательно наступит... Именно сейчас представился редчайший случай, который бывает раз в тысячу лет, для осуществления политики государства в отношении Советского Союза. Необходимо ухватиться за это... Если будет приказ начать боевые действия, хотелось бы, чтобы руководство операциями было предоставлено Квантунской армии... Еще раз повторяю, что главным является не упустить момент для осуществления политики государства». Командование Квантунской армии, не желая считаться с реальным положением, требовало от центра немедленного выступления. Начальник штаба Квантунской армии генерал-лейтенант Тэйити Ёсимото убеждал начальника оперативного управления генштаба Синъити Танака: «Начало германо-советской войны является ниспосланной нам свыше возможностью разрешить северную проблему. Нужно отбросить теорию «спелой хурмы» и самим создать благоприятный момент... Даже если подготовка недостаточна, выступив этой осенью, можно рассчитывать на успех».

Манёвры Квантунской армии

Манёвры Квантунской армии

Японское командование считало важным условием вступления в войну против СССР значительное ослабление советских войск на Дальнем Востоке, когда можно будет воевать, не встречая большого сопротивления со стороны советских войск. В этом и состояла суть теории «спелой хурмы», а именно ожидания «наиболее благоприятного момента».

По замыслу японского генерального штаба, военные действия против СССР должны были начаться при условии сокращения советских дивизий на Дальнем Востоке и в Сибири с 30 до 15, а авиации, бронетанковых, артиллерийских и других частей — на две трети. Однако масштабы переброски советских войск в европейскую часть СССР летом 1941 г. были далеки от ожиданий японского командования. По данным разведуправления японского генштаба от 12 июля, за три недели после начала германо-советской войны с Дальнего Востока на запад было переброшено лишь 17 процентов советских дивизий, а механизированных частей — около одной трети. При этом японская военная разведка сообщала, что взамен убывающих войск дальневосточные и сибирские дивизии восполняются за счет призыва среди местного населения. Обращалось особое внимание на то, что перебрасываются на запад в основном войска Забайкальского военного округа, а на восточном и северном направлениях группировка советских войск практически остается прежней.

Иллюстрация: Mil.ru. Советская пехота переходит границу Маньчжурии

Иллюстрация: Mil.ru. Советская пехота переходит границу Маньчжурии

Сдерживающее воздействие на решение о начале войны против СССР оказывало сохранение на Дальнем Востоке большого количества советской авиации. К середине июля японский генштаб имел сведения о том, что на запад переброшено лишь 30 советских авиационных эскадрилий. Особое беспокойство вызывало наличие в восточных районах СССР значительного числа самолетов бомбардировочной авиации. Считалось, что в случае нападения Японии на Советский Союз создавалась реальная опасность массированных авиационных бомбовых ударов непосредственно по японской территории. Японский генштаб располагал разведданными о наличии в 1941 г. на советском Дальнем Востоке 60 тяжелых бомбардировщиков, 450 истребителей, 60 штурмовиков, 80 бомбардировщиков дальнего действия, 330 легких бомбардировщиков и 200 самолетов морской авиации.

В одном из документов ставки от 26 июля 1941 г. указывалось: «В случае войны с СССР в результате нескольких бомбовых ударов в ночное время десятью, а в дневное — двадцатью-тридцатью самолетами Токио может быть превращен в пепелище».

Советские войска на Дальнем Востоке и в Сибири оставались грозной силой, способной дать решительный отпор японским войскам. Японское командование помнило сокрушительное поражение на Халхин-Голе, когда императорская армия на собственном опыте испытала военную мощь Советского Союза. Германский посол в Токио Ойген Отт доносил имперскому министру иностранных дел И. Риббентропу, что на решение Японии о вступлении в войну против СССР оказывают влияние «воспоминания о номонханских (халхин-гольских) событиях, которые до сих пор живы в памяти Квантунской армии».

Красная армия на Халхин-Голе в 1939 году. Перед наступлением

Красная армия на Халхин-Голе в 1939 году. Перед наступлением

В Токио понимали, что одно дело — нанести удар по терпящему поражение противнику и совсем другое — вступить в сражение с подготовленной к современной войне регулярной армией такого мощного государства, как Советский Союз. Оценивая группировку советских войск на Дальнем Востоке, газета «Хоти» подчеркивала в номере от 29 сентября 1941 года: «Эти войска остаются совершенно безупречными как в смысле обеспечения их новейшим вооружением, так и в смысле великолепной подготовки». 4 сентября 1941 г. другая газета, «Мияко», писала: «Дело еще не дошло до фатального удара по армии Советского Союза. Поэтому нельзя считать безосновательным вывод о том, что Советский Союз — силен».

Обещание Гитлера захватить Москву с задержкой лишь на три недели осталось невыполненным, что не позволяло японскому руководству начать в запланированные сроки военные действия против Советского Союза. Накануне намеченной ранее даты начала войны, 28 августа, в «Секретный дневник войны» была внесена полная пессимизма запись: «Даже Гитлер ошибается в оценке Советского Союза. Поэтому что уж говорить о нашем разведуправлении. Война Германии продолжится до конца года... Каково же будущее империи? Перспективы мрачные. Поистине будущее не угадаешь...» 3 сентября 1941 г. на заседании координационного совета правительства и императорской ставки участники совещания пришли к выводу, что, «поскольку Япония не сможет развернуть крупномасштабные операции на севере до февраля, необходимо за это время быстро осуществить операции на юге».

Штаб-квартира Квантунской армии в Чанчуне. Теперь здесь музей (© kamakura)

Штаб-квартира Квантунской армии в Чанчуне. Теперь здесь музей (© kamakura)

Командование японской армии имело опыт организации интервенции на территории Дальнего Востока и в Сибири в 1918—1922 гг., когда неподготовленные к ведению войны в сложных условиях сибирской зимы японские войска несли большие потери и не могли проводить крупные наступательные операции. Поэтому во всех планах и вооруженных провокациях оно исходило из необходимости избегать военных действий против СССР зимой.

Посол Японии в Берлине Осима разъяснял гитлеровскому руководству, которое все более настойчиво требовало начать войну Японии против СССР: «В это время года (то есть осень и зима — А.К.) военные действия против Советского Союза можно предпринять лишь в небольших масштабах. Вероятно, будет не слишком трудно занять северную (русскую) часть острова Сахалин. Ввиду того, что советские войска понесли большие потери в боях с немецкими войсками, их, вероятно, также можно оттеснить от границы. Однако нападение на Владивосток, а также любое продвижение в направлении озера Байкал в это время года невозможно, и придется из-за сложившихся обстоятельств отложить это до весны».

В документе «Программа осуществления государственной политики империи», принятом 6 сентября на совещании в присутствии императора, было решено продолжить захваты колониальных владений западных держав на юге, не останавливаясь перед войной с США, Великобританией и Голландией, для чего к концу октября закончить все военные приготовления. Участники совещания высказали единодушное мнение о том, что для выступления против американцев и англичан «лучший момент никогда не наступит».

14 сентября резидент советской военной разведки Рихард Зорге сообщил в Москву: «По данным источника Инвеста (Хоцуми Одзаки — А.К.), японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в МЧГ (Маньчжоу-Го) на случай выступления весной будущего года в случае поражения СССР к тому времени».

И это была точная информация, которая после перепроверки по другим источникам позволила перебросить часть советских дальневосточных и сибирских дивизий на запад, где они приняли участие в битве за Москву.

Это была последняя шифровка выдающегося советского разведчика, впоследствии Героя Советского Союза Рихарда Зорге. 18 октября 1941 года он был арестован японской контрразведкой.

Тщательно подготовленное японское нападение на СССР не состоялось в 1941 г. не в результате соблюдения японским правительством пакта о нейтралитете, как до сих пор утверждают в Японии, а вследствие провала германского плана «молниеносной войны» и сохранения надежной обороноспособности СССР в восточных районах страны.

Альтернативой выступлению на севере было начало военных действий против США и Великобритании. 7 декабря 1941 г. японские вооруженные силы нанесли внезапные удары по американской военно-морской базе Пёрл-Харбор и другим владениям США и Великобритании на Тихом океане и в Восточной Азии. Началась война на Тихом океане.

Анатолий Кошкин

Фото: Иван Шилов © ИА REGNUM. Рихард Зорге

Источник: regnum.ru

Как Сталин создавал основы нового мира

Как Сталин создавал основы нового мира

 
 
Как Сталин создавал основы нового мира
Черчилль, Рузвельт и Сталин на Ялтинской конференции

Агония Третьего рейха. 75 лет назад, 4 февраля 1945 года, открылась Ялтинская конференция глав государств антигитлеровской коалиции. Завершилось послевоенное устройство Европы и мира.

Необходимость новой конференции великих держав


По мере развития боевых действий и успешного наступления советских войск в Восточной Европе назрела необходимость новой встречи глав государств антигитлеровской коалиции.
Ряд политических проблем, которые возникли в связи с приближением завершения войны и организации послевоенного мирового порядка, требовал немедленного решения. Так, необходимо было согласовать планы по окончательному разгрому германских вооруженных сил и послевоенному устройству Германии. Лондону и Вашингтону необходимо было добиться подтверждения Москвы по решению японского вопроса. Три великие державы должны были решить, как претворить в жизнь основные начала, провозглашённые Объединенными Нациями по вопросам организации послевоенного мира и международной безопасности, чтобы избежать начала новой мировой войны.



Американский президент Франклин Рузвельт в июле 1944 года официально предложил лидеру СССР Иосифу Сталину устроить новую встречу на высшем уровне. Британский премьер Уинстон Черчилль полностью поддержал эту идею. Рузвельт и Черчилль предложили провести встречу в сентябре 1944 года в Шотландии. Однако Москва отклонила это предложение под предлогом активности боевых действий на фронте. В это время Красная Армия успешно громила противника, Сталин решил, что необходимо выждать, чтобы можно были принимать решения по итогам кампании 1944 года.

После конференции в Квебеке 11–16 сентября 1944 года Рузвельт и Черчилль направили новое предложение Сталину о трёхсторонней встрече. Советский вождь снова выразил «большое желание» встретиться с лидерами США и Великобритании, но отложил её под предлогом проблем здоровья: «Врачи не советуют мне предпринимать большие поездки». В связи с поездкой Черчилля в Москву в начале октября 1944 г. Рузвельт снова выразил желание провести встречу большой тройки. Во время московских вопросов были обсуждены многие вопросы, но каких-либо конкретных решений принято не было. Однако стороны прояснили позиции друг друга.

После московских переговоров три великие державы продолжили переговоры по вопросу новой конференции. Предварительно планировали провести встречу в ноябре 1944 года на русском побережье Чёрного моря. Эта встреча была отложена на конец января – начало февраля 1945 г. по просьбе Рузвельта (в ноябре 1944 г. в США проходили президентские выборы).


Почетный караул советских солдат на аэродроме Саки во время конференции.

Положение на фронтах. Совещание на Мальте


Красная Армия одерживала одну победу за другой. Советские армии освободили от гитлеровцев Восточную Польшу, Румынию, Болгарию и Югославию. Шли бои на территории Чехословакии и Венгрии. Германское верховное командование сосредоточило на Русском фронте главные и лучшие соединения. Западные союзники получили возможность успешного наступления на Западном фронте. Однако наступление союзников захлебнулось.

Гитлер верил, что вынужденный и противоестественный союз СССР с демократиями Запада недолговечен и скоро рухнет. Что Рейх ещё может договориться с Западом, сохранить остатки влияния в Европе. Что Германия вместе с США и Англией может выступить против СССР. Но для этого нужно было доказать свою полезность хозяевам Лондона и Вашингтона. В декабре 1944 года вермахт нанёс мощный удар по союзникам в Арденнах. Союзники оказались в тяжелом положении. 6 января 1945 г. Черчилль попросил помощи у Москвы. Сталин дал положительный ответ. 12 января 1945 года началась Висло-Одерская стратегическая операция, 13 января – Восточно-Прусская операция. Советские войска последовательными ударами взломали вражескую оборону от Балтики до Карпат. Немецкое командование вынуждено было прекратить наступление на Западном фронте и перебрасывать дивизии на Восток.

Таким образом, союзники в 1945 году планировали завершить разгром нацистской Германии. На Восточном и Западном фронте готовились решающие операции. На Тихоокеанском театре Японская империя также проигрывала войну. Военные действия переместились в Южно-Китайское море и на ближние подступы к Японским островам. Японцы отступали в Бирме, у них начались проблемы в Китае. Однако Япония по-прежнему была сильным противником, имела более многочисленные, чем у союзников, сухопутные силы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и война с ней могла затянуться на долгие годы, привести к большим людским и материальным потерям. Военные считали, что операция по захвату Японии приведёт к огромным потерям, и даже после этого японцы смогут продолжать борьбу в Азии. Поэтому Англии и США нужны были гарантии Москвы, что русские выступят против Японии.

На пути в Крым руководители США и Англии провели 2 февраля 1945 г. совещание на Мальте. Черчилль отмечал, что необходимо помешать русским занять больше территорий в Европе, «чем это необходимо». Также Черчилль отмечал необходимость оккупации англо-американскими войсками большей части Западной Европу путем наступления на северном направлении Западного фронта. Американские военные не были против этой идеи, но хотели сохранить самостоятельность в направлении других операций. Кроме того, вырабатывалась общая линия поведения западных держав на Крымской конференции.


Младший сержант 290-го полка НКВД и американский морской пехотинец на одном из совместных постов во время работы Крымской конференции

Ялтинская конференция


В ночь на 3 февраля 1945 г. Рузвельт и Черчилль в сопровождении многочисленной свиты отправились в Крым. Сначала приземлились на аэродроме Саки, затем на автомашинах прибыли в Ялту. Советская сторона приняла гостей со всем гостеприимством. Тяжело больному Рузвельту был предоставлен дворец Ливадия, где и проходили встречи большой тройки. Британцев разместили в бывшем воронцовском дворце. Советская делегация остановилась в бывшем юсуповском дворце. Сталин прибыл утром 4 февраля. В этот же день в 16 часов 35 минут состоялось открытие конференции. Кроме глав государств, в заседаниях участвовали министры иностранных дел Молотов, Стеттиниус (США) и Иден (Англия), их заместители, послы СССР в США (Громыко) и в Англии (Гусев), посол США в СССР (Гарриман), посол Англии в СССР (Керр), руководители военных ведомств, дипломатические и военные советники. По предложению Сталина председателем конференции стал Рузвельт. Конференция продолжалась по 11 февраля.

Началась конференция с обсуждения военных вопросов. Была рассмотрена ситуация на фронтах, замыслы будущих операций. Советская сторона сообщила, что начатое в январе наступление по всему фронту будет продолжено. Западные союзники сообщили, что их армии совершат прорыв на узком участке в 50–60 км, сначала севернее Рура, затем южнее. Военные договорились о координации действий стратегической авиации. Англо-американцы признавали важность взаимодействия двух фронтов, однако уклонились от выполнения просьбы Генштаба СССР о необходимости принять меры для того, чтобы помешать немцам в дальнейшей переброске сил на Русский фронт из Италии и Норвегии.


Черчилль, Рузвельт и Сталин на Ялтинской конференции

Сталин спас Германию от расчленения


Важнейшим был вопрос будущего Германии после ликвидации режима Гитлера. Политическое руководство Англии и США, с одной стороны, желало устранить в лице Германии конкурента, с другой стороны, хотело в будущем снова использовать немцев против России. Поэтому Лондон и Вашингтон планировали расчленить Германию на несколько частей, вернуть её во времена до Бисмарка, объединившего германские земли. Также имелись планы постепенного укрепления Германии, чтобы она была союзником в борьбе против СССР. В официальной же позиции Запада была отмечена необходимость ликвидации германского милитаризма, нацизма и переустройства страны на демократических началах. Период общей оккупации Германии не ограничивался. Планировалась жесткая эксплуатация германских ресурсов.

На Крымской конференции американцы и британцы подняли вопрос о расчленении Германии ради интересов «международной безопасности». Предлагалось отделить Пруссию (центр германского милитаризма) от остальной Германии. Создать большое германское государство на юге, возможно, со столицей в Вене, чтобы уравновесить Пруссию. Черчилль предлагал поднять вопрос о принадлежности Рура, о Сааре, о внутреннем раздроблении Пруссии. Советская сторона не желала расчленения Германии. Вопрос перенесли на будущее. Создавалась комиссия для изучения этого вопроса. В дальнейшем благодаря усилиям СССР удалось избежать расчленения Германии на несколько независимых государств.



Удалось разрешить ключевые вопросы: были приняты решения о безоговорочной капитуляции Рейха, о полном разоружении германских ВС, СС, других сил и вспомогательных организаций; демилитаризации промышленности; ликвидации нацистского режима; наказании военных преступников; о зонах оккупации – восточная часть страны занималась советскими войсками, юго-западная – американскими, северо-западная – английскими; о совместном управлении «Большим Берлином». Верховная власть в Германии в период оккупации осуществлялась главнокомандующими ВС СССР, США и Англии – в своей оккупационной зоне. Общие вопросы решались совместно в верховном контрольном органе – Контрольном Совете. При Контрольном Совете создавался Координационный комитет.

Также обсуждался вопрос о получении Францией равных прав с большой тройкой, её участии в послевоенном устройстве Германии. Ранее США и Англия противились признанию Франции как великой державы и возражали против участия французов в германских делах. Однако под давлением Москвы Францию включили в число великих держав-победительниц: французы получали свою зону оккупации (за счёт американцев и британцев) и их представитель входил к Контрольный Совет.

Большое место занимал вопрос о репарациях. Самый страшный урон от гитлеровских захватчиков понёс Советский Союз: многие миллионы погибших, сотни уничтоженных и сожженных городов, десятки тысяч сел и деревень, материальный урон оценивался суммой около 2 триллионов 600 миллиардов рублей. Большие потери в людях и материальных ценностях понесли также Польша, Югославия, Греция и др. страны. Однако, учитывая реальную ситуацию (то есть невозможность Германии полностью восполнить этот ущерб) и учитывая жизненные интересы немецкого народа, также очень сильно пострадавшего от нацистского режима, Москва выдвинула принцип частичного возмещения в виде репараций. Советское правительство не хотело ввергать немцев в бедность и нищету, угнетать их. Поэтому советское правительство назвало на конференции сумму репараций в 20 млрд. долларов, половину должен был получить Советский Союз, что составляло незначительную часть прямых и косвенных потерь России. Сумма в 10 млрд. долларов лишь немного превышала ежегодные военные расходы Рейха в предвоенные годы. Репарации решили взимать в трёх формах: 1) единовременное изъятие из национального богатства (промышленные предприятия, оборудования, станки, подвижный состав, германские вложения за границей); 2) ежегодные товарные поставки из текущей продукции; 3) применение германского труда. Для окончательного решения вопроса о репарациях в Москве учреждалась Межсоюзная комиссия по репарациям. При этом договорились о сумме в 20 млрд. долларов и о том, что 50% получит СССР.


Лидеры большой тройки за столом переговоров на Ялтинской конференции. На фотографии сидит справа от Сталина заместитель народного комиссара иностранных дел СССР Иван Михайлович Майский, второй справа от Сталина — посол СССР в США Андрей Андреевич Громыко, первый слева — нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов, второй слева — первый заместитель наркома иностранных дел СССР Андрей Вышинский. Справа от Черчилля сидит министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден. Сидит по правую руку от Рузвельта (на фото слева от Рузвельта) — государственный секретарь США Эдуард Рейли Стеттиниус. Сидит вторым по правую руку от Рузвельта (на фото вторым слева от Рузвельта) — начальник штаба президента США адмирал Уильям Дэниэл Лехи

Вопрос о международной безопасности. Польский вопрос


В Крыму был рассмотрен вопрос о создании Организации Объединенных Наций (ООН) для обеспечения международной безопасности в будущем. Этот вопрос уже ранее обсуждался. В результате предварительных переговоров были выработаны основные положения Устава будущей международной организации, её основной принцип – суверенного равенства всех миролюбивых государств. Основными органами организации должны были стать: Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности (в его основе были принцип единогласия, великие державы, постоянные члены СБ, имели право вето), Международный суд, Секретариат, Экономический и Социальный Совет. Главная ответственность за поддержание мира и безопасности возлагалась на СБ в состава СССР, США, Англии и Китая (в дальнейшем Франции), ещё шесть непостоянных членов СБ избирались на 2 года. В Ялте было достигнуто соглашение о созыве 25 апреля 1945 года в Сан-Франциско конференции Объединенных Наций с целью окончательной подготовки Устава.

Большое внимание на конференции было уделено польской проблеме: состав польского правительства и будущие границы Польши. Сталин подчёркивал, что для СССР вопрос о Польше является вопросом не только чести, но и вопросом безопасности — «потому, что с Польшей связаны важнейшие стратегические проблемы Советского государства». На протяжении всей истории Руси-России Польша была «коридором, через который проходил враг, нападающий на Россию». Сталин отмечал, что этот «коридор» могут закрыть только сами поляки. Поэтому СССР заинтересован в создании сильной и независимой Польши. Москва предложила новые границы Польши: на востоке – линия Керзона, на западе – по Одеру и Западной Нейсе. То есть территория Польши значительно прирастала на западе и севере.

Вопрос о восточных границах Польши сопротивления Англии и США не вызвал. Не были против англо-американцы и расширения Польши за счёт Германии. Вопрос был относительно размеров приращения польской территории на западе. Западники были против границ по Одеру и Западной Нейсе. В результате было решено, что границы Польши будут расширена на севере и западе. Но определение границ откладывалось на будущее.

Острая борьба развернулась по вопросу будущего польского правительства. Вашингтон и Лондон проигнорировали создание в освобождённой Красной Армии Польше временного правительства. Союзники добивались создания в Польше нового правительства с включением в него «своих людей». Очевидно, что Англия и США хотели восстановить в Польше прозападное, русофобское правительство, чтобы снова сделать поляков своим орудием в тысячелетней войне против Руси-России. Поэтому советская делегация выступила против предложений Запада. В результате стороны пошли на компромисс. Временное польское правительство пополнялось несколькими демократами в самой Польше и эмигрантами. Формировалось правительство национального единства. Англия и США должны были установить с ним дипотношения. Польское эмигрантское правительство прекращало работу.

Победа на Дальнем Востоке


Западные союзники настойчиво просили Москву подтвердить согласие на войну с Японией. США и Англия не хотели воевать с Японией и нести большие потери, в то время пока СССР будет восстанавливаться. В Ялте советская сторона поставила условием вступления в войну против Японской империи ликвидацию последствий агрессии японцев против России на Дальнем Востоке (причём почти до самого Перл-Харбора Запад поддерживал эту агрессию) и обеспечение безопасности наших дальневосточных границ.

11 февраля 1945 года большая тройка подписала соглашение, по которому Советский Союз дал обязательство выступить против Японии. В ответ «мировое сообщество» признавало Монгольскую Народную Республику независимым государством. Восстанавливались права России, нарушенные нападением Японии в 1904 году. То есть СССР возвращался Южный Сахалин с прилегающими островами, Курильские острова, Порт-Артур становился военной-морской базой Союза. Союз получал экономическое преимущество в порту Дайрен-Дальний. Возобновлялась совместная с Китаем эксплуатация Китайско-Восточной и Юно-Маньчжурской железных дорог на началах смешанного Советско-китайского общества с преимуществом интересов СССР.

Великая победа русского оружия и дипломатии


«Мировое сообщество», устрашённое силой русского оружия и духа, проявленными в ходе Великой Отечественной войны, признало за Россией-СССР право контролировать Восточную Европу. Земли, прежде заселенные предками русских, славянорусами. Ещё понадобились месяцы и сотни тысяч жизней для того, чтобы закрепить это право. Советский Союз вышел на рубежи исторические и естественные. Река Лаба с древнейших времен объединяла славянорусские племена, а предки немцев жили за Рейном. На Дальнем Востоке мы возвращали позиции, утраченные в ходе Русско-японской войны 1904–1905 гг.

К сожалению, в 1985–1991 гг. подвиг наших дедов и прадедов был попран правителями-предателями. Москва согласилась на «вывод» войск из Восточной Европы – фактически это было отступление, поражение. Мы без боя сдали позиции в Восточной и Центральной Европы, за которые русский народ заплатил миллионами жизней. Ныне же наши западные «партнеры» снова в Киеве и Одессе, Вильно и Таллине. Снова жестокий враг выходит на ближние рубежи для удара по Калининграду, Ленинграду-Петрограду, Москве и Севастополю.

Баланс равновесия на планете был утрачен, что снова вызвало серию жестоких конфликтов, революций и войн. Ныне мир опять на грани военно-политической катастрофы, большой войны. Первый очаг мировой войны уже полыхает на Ближнем Востоке.
 
https://topwar.ru/167442-kak-stalin-sozdaval-osnovy-novogo-mira.html

Популярное в

))}
Loading...
наверх